4 октября 2019 года

Адвокаты добились изменения судом меры пресечения для «белорусского шпиона»

Суд удовлетворил ходатайство стороны защиты и изменил гражданину Беларуси, которого обвиняют в шпионаже (ст. 114 УК), меру пресечения с содержания под стражей на личное обязательство.

Такое решение принял Новозаводской районный суд Чернигова, который рассматривает громкое дело «белорусского шпиона». В команде, которая формирует правовую позицию, работают директор АБ «Дроздова и партнеры» Елена Дроздова, а также адвокаты Тарас Герелюк, Александр Вольвак и Василий Олейник.

«Уголовное производство длится более двух лет и все это время подозреваемый находился под стражей, — рассказал Т.Герелюк. — Нам удалось убедить суд, что с учетом фактических данных, собранных по делу, дальнейшее применение самой строгой меры пресечения не соответствует цели и основаниям, определенным для этого Уголовным процессуальным кодексом».

Напомним, согласно ст. 177 УПК целью применения меры пресечения является обеспечение выполнения подозреваемым, обвиняемым возложенных на него процессуальных обязанностей, а также предотвращение попыток:

1) скрываться от органов досудебного расследования и / или суда;

2) уничтожить, спрятать или исказить любую из вещей или документов, имеющих существенное значение для установления обстоятельств уголовного правонарушения;

3) незаконно влиять на потерпевшего, свидетеля, другого подозреваемого, обвиняемого, эксперта, специалиста в этом же уголовном производстве;

4) препятствовать уголовному производству иным образом;

5) совершить другое уголовное преступление или продолжить уголовное преступление, в котором подозревается, обвиняется.

Основанием применения меры пресечения является наличие обоснованного подозрения в совершении лицом уголовного преступления, а также наличие рисков, которые дают достаточные основания следственному судье, суду считать, что подозреваемый, обвиняемый, осужденный может осуществить указанные выше противоправные действия.

«Украинский уголовный процесс, к сожалению, унаследовал черты советского подхода к расследованию преступлений, где сторона обвинения ни при каких обстоятельствах не признает своих ошибок. Поэтому в случае, когда на стадии досудебного расследования подозреваемому ограничивают свободу, шансов вернуть себе доброе имя у него почти не остается, — заметила Е.Дроздова. — Именно поэтому изменение судом меры пресечения нашему клиенту с содержания под стражей на личное обязательство (особенно в таком сложном деле) мы можем расценивать как добрый знак и надеяться в перспективе на полное оправдание человека».