4 апреля 2019 года

Изменение лицом места жительства не может считаться уклонением от следствия — доказано практикой

Изменение адреса проживания фигурантом уголовного дела, независимо от мотивов, не может расцениваться следователем как уклонение от получения сообщений. И, несмотря на неспособность стороны обвинения найти человека, ему не может быть присвоен статус подозреваемого, а он объявлен в розыск.

Это доказал адвокат Тарас Герелюк, который добился отмены судом постановления следователя об объявлении клиента в розыск и приостановлении досудебного расследования в уголовном производстве. Защитник узнал о документе из телефонного разговора со следователем.

«Оспаривая процессуальное решение, мы исходили из того, что органом досудебного расследования не были предприняты надлежащие меры по вручению клиенту уведомления о подозрении и вызовов к следователю. В частности, правоохранители не проверили местонахождение (хотя они об этом сообщалось), обстоятельства его пребывания за рубежом. Поэтому документы, присланные на адрес, где человек фактически проживал, возвращались следователю с пометкой «по истечению срока хранения», — рассказал об обстоятельствах дела Т.Герелюк. — Следовательно, в понимании Уголовного процессуального кодекса лицо не могло получить статус подозреваемого».

Согласно положениям ст. 42 УПК подозреваемым считается также лицо, в отношении которого составлено уведомление о подозрении, однако это уведомление не было вручено из-за неустановления местонахождения. В то же время, должны быть приняты меры для вручения уведомления способом, предусмотренным УПК.

Также сторона защиты обратила внимание на позицию Верховного Суда, изложенную в постановлении от 19.03.2015 по делу №5-1кс15, относительно квалификации действий как уклонение от следствия или суда. По мнению высшей инстанции, здесь необходимо учитывать процессуальный статус лица: это должно быть лицо, которое в установленном порядке признано подозреваемым или обвиняемым и который обязан появляться в правоохранительных органах по вызову, находиться в пределах их досягаемости. Указанное лицо осознает, что у него уже возникла юридическая обязанность предстать перед следствием или судом, однако оно уклоняется от исполнения такой обязанности. Вместе с тем, на лицо, совершившее преступление, законодательством не возлагается обязанность саморазоблачения, а потому, если оно к моменту возникновения указанной обязанности, в порядке реализации конституционного права на свободу передвижения, сменило место жительства (даже во избежание уголовной ответственности), о юридически значимом уклонении от следствия говорить нельзя.

«С учетом всего этого, в уголовном производстве суд оценил выводы органа досудебного расследования относительно нашего клиента как не являющиеся надлежаще проверенными, и отменил незаконное постановление следователя», — резюмировал адвокат.