13 декабря 2018 года

Три проблемы, вытекающие из решения ЕСПЧ о наказании украинского адвоката, назвала Елена Дроздова

Все понимают, что нарушения в действиях адвоката, которые были обнаружены ЕСПЧ, недопустимы для юриста любой страны. В то же время, есть и формальная процедурная сторона, на соблюдении которой в своих решениях настаивает сам Евросуд.

Таким образом директор АБ «Дроздова и партнеры» Елена Дроздова прокомментировала для информационного ресурса «ECHR.Ukrainian Aspect» распространенный Европейским судом по правам человека пресс-релиз о лишении украинского адвоката права представлять интересы заявителей в Страсбурге.

Напомним, Суд принял такое решение из-за того, что адвокат предоставляла ложную информацию и злоупотребляла правом на обращение в Суд. В частности, при подаче некоторых заявлений в ЕСПЧ, она подавала документы, содержащие явные признаки фальсификации. В других случаях она подала заявления от имени умерших, не уведомив суд о факте их смерти.

Эксперт отметила, что решение Евросуда не в полной мере согласуется с §4 (b) правила 36 Регламента ЕСПЧ, который был указан в качестве правового основания.

Так, согласно Регламенту, Председатель Палаты может при определенных исключительных обстоятельствах принять решение о замене представителя по конкретному делу. В то же время, из пресс-релиза следует, что ЕСПЧ запретил адвокату представлять интересы заявителей вообще. То есть вместо процедурного решения в рамках дела о замене представителя суд наложил своего рода дисциплинарное взыскание на адвоката.

«В адвокатской профессиональной среде отношение к такому решению ЕСПЧ неоднозначное, — отметила Е.Дроздова. — С одной стороны, все понимают, что те нарушения, которые были выявлены Евросудом, недопустимы для адвоката любой страны. С другой, — есть формальная процедурная сторона, на соблюдении которой в своих решениях настаивает сам ЕСПЧ. Поэтому распространенная Судом информация порождает по крайней мере три ключевых вопроса: 1) есть ли у ЕСПЧ полномочия «навсегда запрещать» адвокату представлять жалобщиков в суде; 2) может ли такое решение быть обжаловано и 3) отвечает ли наложенная «санкция» праву на справедливый суд, гарантированному Конвенцией о защите прав человека и основных свобод».

В соответствии со ст. 70 Правил адвокатской этики адвокат считается невиновным в совершении дисциплинарного проступка и не может быть подвергнут дисциплинарному взысканию, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена решением квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры или Высшей квалификационно-дисциплинарной комиссией адвокатуры о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности.